06.11.2018

Дмитрий Земцов: «Если наша страна не научится работать в Азиатско-тихоокеанском театре, то у нее не будет будущего»

Ntinews.ru побеседовал о том, как начиналось Кружковое движение, о перспективных проектах НТИ, реализуемых на базе ДВФУ, и о том, как сделать так, чтобы за свою работу было не стыдно, с весьма разносторонним человеком - Дмитрием Земцовым. Ведь он с одной стороны лидер Кружкового движения НТИ, с другой – член наблюдательного совета Университета НТИ, с третьей – проректор Дальневосточного федерального университета, который явочным порядком стал форпостом НТИ на Дальнем Востоке и окном Национальной технологической инициативы в Азиатско-тихоокеанский регион.

- Скажите, что первым началось в вашей жизни с точки зрения НТИ? Дальний Восток или «Кружковое движение»?

- Конечно, «Кружковое движение» появилось раньше.

- Хорошо, продолжим серию вопросов из цикла «Курица или яйцо». Как это вообще началось? Что было раньше, НТИ или «Кружковое движение»?

- Это неоднозначный вопрос. Я бы сказал, что «Кружковое движение» в своем зародыше существовало до НТИ - как некий набор решений, людей, идей. И НТИ оказалась самой удачной точкой где «припарковаться» этому движению, ориентированному на границу «детство-юность» по очень важной причине – это единственная программа технологического развития России, которая всерьез делает ставку на таланты следующего поколения.

На Форсайт-флоте 2015 года, где собирались дорожные карты НТИ, я с удивлением обнаружил: о необходимости вкладываться в технологически ориентированных школьников 12-14 лет говорят не только и люди из сферы образования, но еще и молодые злые энергичные технологичные стартаперы и руководители крупных технологических компаний. И не только говорят, но и вкладывают это в свои долгосрочные планы.

Так мы поняли, что НТИ – это двухходовка: первый ход делаем мы, а второй, более важный - следующее поколение, поколение «будущих инженеров». И это понимание создает доверие между людьми, которые занимаются школьниками, – и реальными технологическими компаниями. В других программах просто такого нет.
Вообще говоря, те практики, которые сейчас используются в «Кружковом движении» НТИ, появлялись постепенно, вырастая из мыследеятельностной педагогики еще советского периода, из последователей коммунарского движение, из кружков юных техников и авиамоделистов, которые всегда шли от практики, но создавали сообщества живые и активные. Но основные идеи и методики нам удалось собрать в одну методологию в 2013 году, когда впервые проходил форум «Месторождение талантов» в Ярославле.

Там мы сформулировали несколько важных мыслей, которые позже «проросли» в кружковом движении НТИ.

Первая мысль – о том, что технологическая деятельность школьников должна развиваться не в режиме традиционного образования, а в режиме самоорганизующихся групп, собравшихся ради исследования и создания нового, – потом мы их стали называть кружками, как предложил Дмитрий Песков.
  
Вторая – о том, что на самом деле наши школьники, способны решать реальные научные и технологические задачи. Не все школьники на это способны, конечно, - самые одаренные, самые мотивированные.

Вот вам пример: компания «Микрон» на Ярославском форуме поставила ребятам задачу на 5 дней работы форума. Они решили ее математически за 3 часа, попросили позвонить по телефону и сообщить, что проблема поставлена неверно и должна быть сформулирована иначе. И это вызвало у компании интерес, решение было правда неожиданное, хотя по экономике они и не прошли.

И третья мысль: Когда ты работаешь со старшими школьниками 12-15 лет, нужно понимать, что на самом деле ты имеешь дело с ребятами возраста короля Артура, когда он вынул меч из камня, или Джона Сноу. Это уже взрослые люди, которые хотят и могут что-то делать сами. Они, конечно, неопытные, но как только ты начинаешь с ними разговаривать на равных, как с людьми, которые все способны понимать и многое делать, они вдохновляются – и создают такое, что многим взрослым просто не по силам в силу недостаточной мотивации.

История о том, как школьники в «Сириусе» сделали спутник, запустили на орбиту, и уже сейчас этот спутник дает научную информацию – это история ровно о тех ребятах, которые впервые проявили себя на одном из ярославских форумов, потом через проекты школы проходили, в Олимпиаде НТИ выигрывали, а затем уже в «Сириусе» у них появилась возможность собрать настоящий работающий спутник. Вот так в нашей стране вырастает кружковое движение нового поколения.

В 2015 году, когда на Форсайт-флоте собирались общие контуры НТИ, нам удалось собрать очень мощную рабочую группу, людей, которые действительно делают дело, делают большие самостоятельные проекты: Кванториумы, Сириус, Робофест и другие .
Ну а дальше, после 2015 года, просто было очень много труда, зато сейчас мне кажется, что кружковое движение находится в таком состоянии, когда это уже экосистема. Экосистема, состоящая из разных соревнований, мощных площадок, например, «Кванториумов». Где-то воспряли пережившие 90-е старые еще советские практики, которые сейчас обновились. Например, у нас был кейс, как Олимпиаду НТИ выиграл школьник с Уссурийской станции юных техников. Очень талантливый робототехник.

- Кстати, когда прошла первая олимпиада НТИ?

- Она стартовала в 2015 году, в конце, а первый финал был в 2016 году. Сейчас идет четвёртый запуск, закончится он в 2018 году.

- Вы за финалистами 2016 года следите?

- Да, конечно, следим. Я сейчас не готов по памяти выложить досье на каждого, но это очень разные, очень мотивированные, очень целеустремленные ребята, и у нас есть серия публикаций об их успехах. Часть из них уже учится в университетах, потому что это были старшеклассники. Те ребята, которые в 7 классе тогда учились, сейчас оканчивают школу. Обычно они поступают в хорошие университеты, но при этом лейтмотив такой: им мало того, что им могут предоставить в университетах. Они хотят больше, хотят самостоятельности, делать свои проекты и часто приезжают уже в роли наставников на Олимпиаду НТИ и проектные школы.

- То есть получается, что сейчас «Кружковое движение» - достаточно большая, разветвленная сеть в географическом смысле, так и в смысле форматов мероприятий?
  
- Наша задача социотехническая, а не только образовательная, мы должны создавать сообщество, которое будет обладать свойством движения: будет жизнеспособным, будет распределенно-поддерживающимся с точки зрения ресурсов, не опираясь только на государственные деньги. Мы так исходно дорожную карту и проектировали: нужно было создать все элементы, из которых собирается сообщество.

Это должны быть, во-первых, вызовы, мотивирующие участников сообщества к развитию. Во-вторых, должна быть сеть площадок, где можно укорениться. В этом плане очень важно, что у нас развились большие сети «Кванториумов», очень надеемся, что появятся региональные центры «Сириуса».

Еще раньше была создана сеть ЦМИТ - центров молодежного инновационного творчества при поддержке Минэкономразвития. И со всеми этими сетями мы организуем такую коммуникацию, когда, в идеале, ни один талантливый, горящий школьник не должен потеряться. Он может попасть в кружковое движение через любой из форматов.
В-третьих, у сообщества обязательно должны быть фестивали, «ярмарки». То есть места, где люди собираются и «хвастаются». Мы над этой темой уже плотно работаем, со следующего года будет запущена сеть фестивалей.

А еще должны быть какие-то точки, где люди работают вместе и соревновательно, на пределе своих возможностей. И для этого есть очень хороший формат проектных школ. Это когда ты собираешь на три недели ребят, которые проектируют вместе с людьми из промышленности, из технических компаний свое решение, потом берут паяльник и делают.

Этот комплекс элементов будущего сообщества уже развернут, и видно как у ребят, которые в него попадают, жизнь наполняется еще и этим особым элементом, – они становятся кружковцами.

Думаю, что в ближайшие пару лет у нас это сообщество приобретет уже стабильный формат, тогда можно будет и о государственном финансировании не беспокоиться, потому что уже появляются коммерческие игроки, которые вкладываются в такого рода истории, и само сообщество, когда его бывшие члены подрастают и начинают зарабатывать деньги, склонно поддерживать себя.

Наш образец – это социальное явление, самоподдерживающееся сообщество с собственным «генетическим кодом», с собственным этическими нормами, с собственными стремлениями, которое, по сути станет основанием для следующей волны НТИ. Которому через 5-10 лет, скажем, придется поднять наш щит и написать на нем «НТИ» большими буквами. Именно наши ребята это и сделают.

- Получается забавно: с одной стороны, вы делаете такую распределенную сеть (с упором на распределенность) и тут тебя одновременно забрасывают на Дальний Восток, делать абсолютно новую точку роста. Две совершенно разных задачи...

- Ну вот же есть ради чего не спать по ночам (смеется). Я умею работать ночью. Осталось понять, когда день. С учетом того, что время-то по-разному течет.

- Вы, по-хорошему, начали делать новый практически университет, не так давно был построен кампус, не так давно все переехали, поэтому в принципе начали делать заново. Вы сразу стали включать ДВФУ в орбиту НТИ, или это потом произошло?

- В действительности мы решаем две очень разные задачи. Стараемся удержать сложный и хрупкий баланс. Ведь здесь, на острове Русском, еще до того, как мы приехали, собрали, лучшие университеты Приморского края в один конгломерат. А если их где-то собрали, значит их откуда-то изъяли. Вузы переехали из города на остров, и город почувствовал, что его чего-то лишили.

Соответственно, нужно было наладить правильную коммуникацию университета с городом и краем. Ведь в итоге Дальний Восток многое приобрел: по качеству науки мы стали лучше, чем сумма тех вузов, из которых был собран ДВФУ. Мы недавно готовили доклад по программе «5-100» и обнаружили, что у нас в десятки раз увеличилось количество публикаций с момента объединения университетов. Не в разы, не в два раза, не в три, а в десятки раз.

Налаживание коммуникаций вот этого нового и одновременного старого университета с Приморским Краем – это тема, с которой приходится работать, и которая, кажется, сейчас у нас получается, особенно при поддержке институтов развития Дальнего Востока. На последнем ВЭФе мы подписали несколько системных соглашений о том, что по ряду специальностей мы готовим людей конкретно под строящиеся предприятия Дальнего Востока, и мы уверены, что ребята из Приморья, которые к нам поступили, останутся здесь и попадут в развивающиеся местные компании. И люди начали понимать, что ДВФУ – он в первую очередь, для них, для Дальнего Востока.

С другой стороны, федеральный университет, который находится на острове Русский, он же там не случайно возник, он на самом деле очень нужен России на Азиатско-Тихоокеанском театре. Это должен быть инструмент интеллектуальной коммуникации со всеми нашими восточными соседями. Для этого университет должен быть включен во все российские технологические, образовательные, научные сети, потому что он является окном в АТР. Поэтому мы сразу как приехали, начали включаться во все федеральные проекты в области науки и образования, чтобы выполнять нашу геополитическую функцию. Мы сразу же вошли в Союз World Skills, я пригласил Марину Ракову с командой «Кванториумов» к нам в университет. Естественно, мы синхронизировали все наши проекты, какие только возможно, с Национальной технологической инициативой, подали – и выиграли – заявку на центр компетенций НТИ по виртуальной реальности. В этом нам, кстати, очень помогли коллеги из соседних стран: мы опирались на корейских партнеров при подаче заявки. Но главный вызов – это правильный баланс. Регион и его интересы – и общегосударственные стратегические задачи.

- Когда говорим про НТИ и Дальний Восток, обычно мы говорим только про центр компетенций дорожной карты NeuroNet. Что еще там есть?

- Во-первых, мощнейшая подводная робототехника. Лучшая российская школа подводной робототехники на всех эшелонах - от школ робототехники до военных разработок. Это дальневосточный консорциум подводной робототехники. Наши ребята на соревнованиях международных регулярно берут призовые места, пару раз забирали и первые. Мы впервые собирали консорциум для развития школьной робототехники как раз для «Кванториумов», сейчас он уже существенно больше, чем просто школьная история.

В августе-сентябре мы с Фондом перспективных исследований проводили всероссийские соревнования по морской робототехнике, и так получилось, что во всех номинациях выиграли дальневосточники. И сейчас один из проектов НТИ по линии MariNet – это как раз проект всероссийских соревнований по подводным роботам. Мы надеемся, что мы эту тематику сумеем вместе с рабочей группой MariNet еще и адекватно встроить в один из взрослых технологических конкурсов, которые разворачивает НТИ, и возможно среди ближайшего запуска технологических конкурсов появится конкурс по морской робототехнике формата X Prize.

Очень сильный у нас медицинский кластер: медицинский центр и Школа биомедицины. Мы, кстати, в центре НТИ по VR-у опираемся на наших биомедиков и на наших нейрохирургов. Например, Артур Биктимиров, лидер одного из проектов, действующий нейрохирург, помог вовлечь команду сильного белорусского стартапа к нам в консорциум НТИ для того, чтобы сделать прототип системы реабилитации пациентов с болезнью Паркинсона на основе VR и костюмов обратной связи.

Стратегически важным оказалось для НТИ, как ни странно, наше востоковедческое направление. У нас много сильных специалистов корееведов, японоведов, есть хорошие китаисты. Мы – единственный российский вуз, у которого есть филиал в Японии. Не просто представительство, а филиал, где мы имеем право вести образовательную деятельность и ведем ее. Только что мы открыли представительство в Токио. И то, что мы одновременно с этим стартовали инициативу «Технопарк Русский» и сейчас она попала в президентские поручения, как мне кажется, на горизонте одного-двух лет создаст очень важный инструмент удобной коммуникации со странами Азии по продаже наших технологических решений (в первую очередь – по линии НТИ).
  
К тому же мы вошли в азиатскую ассоциацию технопарков. Что это значит: ты становишься резидентом технопарка Русский, получаешь сопроводительное письмо в сингапурский технопарк, приезжаешь, платишь за еду и собственное проживание и не платишь за офисное пространство. Три месяца сидишь там и работаешь. Мне кажется, для любой компании из НТИ это – очень хорошее подспорье.

Ну и конечно же, океанические исследования – это наша сильная сторона. Не только робототехнические, но и биомедицинские и биологические тоже. У нас очень сильная кафедра по биоразнообразию, ее возглавляет академик Андрей Владимирович Адрианов, вице-президент РАН. Есть научный дальневосточный центр по морской биологии, океанариум рядом. Конечно, до внедрения в логике НТИ здесь пока далеко, но некоторые исследования тем не менее сейчас уже используются в прикладном смысле. Здесь, например, есть разработки по специализированному питанию, есть биомедицинские разработки. Думаю, что стратегически тут много есть для рынков FoodNet и HealthNet.

- И последний вопрос исключительно философский, но важный. Трудно заниматься тем, во что не веришь. И для меня, например, принципиальный показатель качества работы - хочу, чтобы было не стыдно за свою работу. Что ты считаешь нужным сделать, чтобы тебе не было стыдно? По крайней мере, по твоей текущей работе, чем сейчас занимаешься.

- Я начну с кружков, а там можно и про категорический императив Канта поговорить (улыбается). В свое время я готовился к презентации на форуме для педагогического сообщества по теме кружков. И в какой-то момент посчитал сроки реализации дорожных карт. Мы тогда ее писали до 2035 года. Я подсчитал, сколько мне будет лет по окончании действия дорожных карт, и понял, что к тому времени запускать какой-то новый жизненный проект мне уже будет поздновато, предпенсионный возраст.

Это значит, что то, что мы пишем в дорожной карте, должно быть выстрадано, должно быть настоящим, тем, во что действительно веришь. И я считаю, что то, что мы описали для российской системы формирования будущих поколений – не образования, а шире, наши кружки, как способ создать сообщество свободных, целеустремленных любящих Родину людей, при этом не искусственно, а по зову сердца собравшихся, – это задача, которую необходимо сейчас решать. Потому что вся традиционная система образования в мире сейчас в кризисе. Люди стали существенно более свободолюбивые, мир – существенно более волатильным, открытость информации – тотальной. Надо научиться по-другому работать с будущими поколениями. Если эта задача нашей дорожной карты будет решена и мы сумеем через наше сообщество создавать новое образование, новые технические знания, – мне будет не стыдно за прожитую жизнь.

Про ДВФУ: это должен быть университет третьей столицы России. Нужно просто реализовать те задачи, о которых я уже сказал. Я действительно считаю: если наша страна не умеет работать в Азиатско-тихоокеанском театре, то у нее нет будущего. Значит, сейчас создание на Острове Русский классного университета – это вопрос стратегической жизнеспособности страны.

Беседовал Алексей Паевский

Подписка на обновления

«Информбюро 20.35» делает почтовую рассылку самых интересных публикаций один раз в неделю. Введите свой адрес, чтобы получать рассылку и всегда быть в курсе событий.