09.08.2019

Марина Ракова: «Важно воспитать поколение людей, которые умеют и хотят работать в команде»

Цифровизация сегодня является одной из главных тем, в том числе и в образовании, которая вызывает много вопросов и споров среди учителей, родителей и учеников. К концу текущего года, согласно целям нацпроекта «Образование», в нескольких регионах страны должна быть внедрена целевая модель цифровой образовательной среды (ЦОС), которая впоследствии будет распространена на всю территорию России.

О том, что представляет собой эта модель, как она позволит упростить работу учителей и сделать доступнее различные образовательные курсы для регионов и почему не стоит переживать за сохранность персональных данных ребенка, в интервью порталу «Будущее России. Национальные проекты» рассказала замминистра просвещения России Марина Ракова.

 

— Марина Николаевна, в прошлом месяце Минпросвещения России объявило о запуске портала по реализации нацпроекта «Образование». Для чего был создан портал? В чем вы видите его основную задачу?

 — Портал «Электронная приемная нацпроекта «Образование»» запущен нами в тестовом режиме в начале июня. На нем каждый – и гражданин, и чиновник любого уровня — может задать вопрос о ходе реализации национального проекта, а администратор нацпроекта и ведомственный проектный офис отвечают на них.

Предварительно мы провели опрос среди 40 тыс. респондентов с целью выяснить, нужен ли вообще такой портал, будет ли он востребован и что на самом деле волнует граждан. Меньше чем за месяц с момента открытия портала мы получили более 10 тыс. запросов — и это несмотря на то, что портал был запущен без какой-либо рекламы и даже публичного анонсирования на сайте министерства.

 

— О чем спрашивали чаще всего?

— Люди не только хотят знать о том, какого идеального конечного результата мы собираемся достичь за шесть лет реализации нацпроекта, они хотят видеть его «человеческое лицо»: кто именно отвечает за внедрение новых образовательных практик, технологий и систем.

Мы поняли, что со стороны общества есть однозначный запрос на прямой диалог с министерством, с конкретными людьми — такой, как наш портал, где каждый может задать волнующий его вопрос и получить содержательный ответ.

Не секрет, что часто искажения на местах — следствие правила «испорченного телефона». Если есть вопросы к новому содержанию образования в точках роста, ИТ-кубах — отвечаем, будет ли это бесплатно и доступно для всех детей, если есть случаи привлечения педагогов и родителей к ремонту новых помещений для новых программ — оперативно принимаем меры и тоже отвечаем.

Я уверена, что уже к 1 сентября запросов станет гораздо больше: к этому моменту гражданам будут уже видны первые инфраструктурные и содержательные результаты реализации нацпроекта первого года, а на самые важные вопросы будет отвечать руководитель национального проекта — министр просвещения РФ Ольга Васильева. Для нас портал — это инструмент эффективной обратной связи: мы получаем как благодарности и советы, так и конструктивную критику, и она особенно важна нам для уточнения планов и выстраивания работы на местах — в городах и селах всех 85 субъектов, ведь большую часть работы делают именно регионы, от них зависит финальный эффект.

 

— Говоря о реализации нацпроекта, какие предварительные результаты работы вы уже можете отметить?

— Чтобы сделать какой-то срез, нужно обратить внимание на несколько моментов. Общий бюджет нацпроекта — более 784 млрд руб., из которых около 65% — это межбюджетные трансферты, то есть деньги, которые уходят прежде всего на строительство новых школ, инфраструктуру для учителей, создание современных мастерских колледжей, открытие новых, оснащенных, мест для программ дополнительного образования — это не только кружки, секции, студии, но и другие форматы для проявления и развития способностей детей.

 

— Министерство ранее сообщало, что все средства по текущему году до регионов доведены. Как регионы справляются с их реализацией?

— Да, Минпросвещения России уже перечислило в регионы и муниципалитеты субсидии на сумму 106 млрд рублей. На настоящий момент от общего объема реализовано примерно 30%.

Такой показатель является нормальным явлением для отрасли — у нас в образовании традиционно все изменения реализуются к 1 сентября, поэтому основные результаты работы мы увидим именно в начале учебного года.

В целом по всем федеральным проектам и по всем мероприятиям мы уже сформировали рабочие группы из ключевых федеральных и региональных экспертов. Этими группами разработаны методические рекомендации для применения на местах, которые уже утверждены распоряжениями Минпросвещения России и доведены до регионов. Поэтапные планы — дорожные карты — тщательно составлены и выверены исходя из стартовых условий каждого субъекта.

То есть можно смело сказать, что сейчас все регионы понимают, что конкретно, когда и как им нужно делать по каждому направлению — от проектно-сметной документации на строительство школы до ее ввода, от закупки современного оборудования до включения учащихся в программы по топовым научным или практическим проблематикам.

 

— С какими самыми большими вызовами уже пришлось столкнуться?

 — Наверное, самый сложный момент на данном этапе — это работа над содержанием образовательных проектов, которые мы реализуем, и над обучением педагогов работе с этим новым содержанием.

Например, для региональных команд, школьных команд и групп учителей мы провели свыше 20 образовательных сессий и 30 мозговых штурмов по реализации мероприятий каждого федерального проекта.

Приведу пример. Один из федеральных проектов — «Современная школа» — предполагает создание в селах и малых городах центров гуманитарного, естественнонаучного и цифрового профилей в школах «Точки роста». В этом году в селах будет открыто более 2000 таких центров. В них дети в первой половине дня будут изучать различные предметные дисциплины (в основном технологию, информатику и ОБЖ), а во второй — заниматься по программам дополнительного образования, в частности работать в командах над технологическими, цифровыми, гуманитарными и социально-экономическими проектами. Для этого, конечно же, нужны подготовленные наставники, которые будут обладать всеми компетенциями: и предметными, и психолого-педагогическими, и проектными.

 Именно поэтому еще в марте мы запустили платформу для обучения учителей, в частности тем компетенциям, которые будут им необходимы для профессионального общения с учениками по таким предметным областям как «Технология», «Информатика» и ОБЖ.

 

— Курсы были рассчитаны на представителей каких-то конкретных регионов?

— Принять участие могли все желающие. Онлайн-этап наших курсов прошли свыше 15 тыс. человек, из них около 10 тыс. были приглашены на очные курсы повышения квалификации, которые проводятся на базе детских технопарков «Кванториум». Участие в таких курсах доступно даже для педагогов из удаленных регионов: сегодня функционируют уже 89 детских технопарков «Кванториум» в 62 регионах страны, а к концу этого года их количество возрастет до 118 площадок в 76 субъектах Российской Федерации.

 

— Вы отметили, что повышение квалификации педагогов необходимо, например, для преподавания предметной области «Технология» на новом содержательном уровне. Для многих этот урок по-прежнему ассоциируется с умением работать лобзиком и изготовлением табуреток. Какие изменения нас ожидают?

 

— Профессиональное сообщество вновь и вновь возвращается к вопросу, какой должна быть предметная область «Технология».

С одной стороны, речь идет о том, что ребенок должен осваивать технологии, которые определяют технологические процессы в окружающем мире. То есть если раньше, чтобы сделать табуретку, нам нужно было научить пилить и строгать, то сегодня для этого необходимо дать навыки работы на лазерном и фрезерном станке; если раньше девочки учились выпекать торты — сегодня они могут напечатать торт на 3D-принтере.

С другой стороны, в преподавании «Технологии» однозначно должен использоваться междисциплинарный подход — там он очевиден, иначе какие у детей могут быть познания о технологии в сфере, с которой они не знакомы. Нам необходимо научить ребят работать на стыке дисциплин: например, разработка материалов для людей с проблемами опорно-двигательной системы — это область биофизики и биохимии. Именно поэтому нельзя изучать ту же биологию и химию как изолированные друг от друга сферы знаний.

В этом смысле в условиях интернета, активного движения технических и естественно-научных кружков и секций, таких как, например, «Кванториум», мы видим уникальное явление — массовые представления взрослых об уроках технологии сильно отстают от того, что ощущают и делают дети.

Сегодня, для того чтобы освоить технологию программирования или робототехники, честно говоря, достаточно компьютера дома, интернета и почтового отделения, куда могут доставить результаты 3D-печати. А вот научиться работать в команде, используя разные технологии, самому быть изобретателем новых технологий, использовать знания других предметов для своего (или даже чужого) проекта — этому детей смогут научить только в школе.

Мы должны перевернуть саму суть этого предмета, и на это направленно много сил и ресурсов в национальном проекте.

 

— Какую роль в данном случае играет цифровизация образования?

— Это один из инструментов.

Если говорить об образовании в целом, нам необходимо научить детей не только пониманию того, какие знания, навыки и компетенции им нужны, но и тому, в каком источнике они могут это найти.

В этом случае наряду с традиционными — родители, учитель — на помощь могут прийти новые источники — цифровые инструменты и платформы.

При этом хочу подчеркнуть: цифра в данном случае — это только инструмент, это не сама цель: никто не говорит о замене учителя на робота, учебника — на планшет, а школы — на интернет и онлайн-курсы.

Мы должны четко понимать, что школа ценна сама по себе. У школы есть две важнейшие задачи — базовые фундаментальные знания и социализация: учитель дает новое, знакомит с неизвестным, вдохновляет, помогает построить маршрут, сопровождает в этом процессе — и никакой компьютер заменить его в этом не может.

 

— Недавно Минпросвещения предложило использовать компьютерные игры в качестве средств обучения. Как это будет работать?

— Сегодня многие игры дадут фору хрестоматиям и энциклопедиям, потому что вбирают в себя и то и другое, при этом зачастую они содержат еще и соревновательный элемент.

С опытом проживания как успеха, так и поражения. Та же олимпиада, по сути, — это игра: однако, когда мы говорим об олимпиадном движении, мы, как правило, имеем в виду индивидуальный зачет.

Сейчас особенно важно воспитать поколение людей, которые умеют и хотят работать в команде, осознают как силу синергии, так и коллективную ответственность.

И здесь нам на помощь могут прийти командные развивающие образовательные игры — причем игры в смысле использования игротехнических практик в образовательном процессе. Но опять же, игры — это всего лишь одна из технологий.

 

— В другом нацпроекте — «Цифровая экономика» — прописано, что при обучении в школах будут применяться тренажеры и симуляторы…

— В целом в режиме эксперимента мы пробуем посмотреть в сторону цифровых учебных комплексов, их использования и эффективности в образовательном процессе — это и симуляторы, и тренажеры, и курсы, и соответствующие платформы, и дополненная и виртуальная реальность, и еще много того, что дают современные технологии для образования. Представляете, какой это может дать эффект для учителей и детей в маленьких школах или в сельской местности — наглядно показать Эрмитаж или работу атомной станции?

Работа в этом направлении уже ведется: например, один из R&D-центров в сфере образования в нашей стране — ФГАУ «Фонд новых форм развития образования» (является проектным офисом национального проекта «Образование» и федеральным оператором сети детских технопарков «Кванториум» — прим. ред.) уже запускает центр дополнительного профессионального образования, который в своей работе будет использовать технологии total reality (полной реальности — прим. ред.), включающие и VR (виртуальная реальность — прим. ред.), и AR (дополненная реальность — прим. ред.). Попробовать проиграть практическую ситуацию и увидеть несколько вариантов ее решения — это преимущество новых технологий.

 

— Развитие новых технологий в образовании, о которых вы говорите, заложено в отдельном федеральном проекте «Цифровая образовательная среда» (ЦОС) нацпроекта «Образование». Как известно, целевая модель ЦОС сейчас находится на стадии разработки. Уже можно говорить о том, какой она будет?

— Речь идет о цифровом пространстве, которое будет создано для объединения всех участников образовательного процесса: управленцев, руководителей образовательных организаций, учителей, детей и их родителей.

ЦОС состоит из трех крупных блоков: первый носит абсолютно управленческий характер — это перевод управления отраслью на систему принятия решений на основе анализа больших данных. Это касается бухгалтерии, отчетности, расписания, электронных дневников и журналов. Сейчас довольно большие суммы уходят на штрафы, когда, например, неверным образом сформирован план финансово-хозяйственной деятельности (ФХД) или когда неправильно составлено расписание и два класса приходят в один и тот же кабинет, в системе же это будет автоматически организовано оптимальным образом. Бесконечные отчеты по поводу и без, которые гнетут учителя, станут машинной задачей. Данные будут вноситься однократно, и далее все необходимые запросы станут формироваться и отправляться по нажатию одной кнопки.

 

— На что направлены второй и третий блок?

— Второй блок — единая цифровая образовательная платформа, где будут собраны все образовательные сервисы и весь контент, получивший положительную экспертную оценку.

Речь идет об агрегаторе, на котором будут размещены сервисы Российской электронной школы, «Яндекс.Учебник», «Учи.ру» и другие. Это позволит обеспечить равный доступ к качественному образованию абсолютно для всех детей и учителей.

 

Конкуренция должна сохраняться и мотивировать авторов бежать вперед, поэтому попасть на платформу можно будет по результатам прохождения экспертного отбора на федеральном уровне: причем для общеобразовательных программ будут одни требования, для программ дополнительного образования — другие.

Третий блок — это платформа для горизонтального обучения и взаимодействия.

Она позволит обмениваться опытом всем участникам образовательных отношений. Такие практики стихийно складывались на протяжении предыдущих лет 10-15, сейчас пришло время перевода опыта в доступные и удобные форматы. Система позволит получать обратную связь от каждого.

Платформа будет формировать «цифровой след» участников и на основе этих данных предлагать им новые возможности для развития: дополнительные программы, проекты, конкурсы, мастер-классы. Мы же понимаем, что рефлексией и самоанализом не сразу все овладеют, как по взмаху волшебной палочки, — технологии помогут.

 

— Будут ли создаваться какие-либо дополнительные сервисы помимо агрегатора образовательных платформ?

— Важная составляющая цифровой образовательной среды — это налаженный диалог и коммуникация между всеми участниками образовательного процесса: для этого мы разработаем своего рода мессенджер. Например, сейчас учитель в лучшем случае понимает состав своего класса только в конце августа, прямо перед началом учебного года: ему нужно занести все контакты родителей в телефон, создать группы и начать общение. Специальный мессенджер будет подгружать все данные автоматически.

Он же поможет учителям загружать домашние задания в электронный дневник в определенное время. Таким образом, это будет некий органайзер-помощник, который будет не только налаживать общение, но и помогать в организации работы преподавателя.

Еще одним из элементов ЦОС станет так называемый «образовательный HeadHunter», доступ к которому будет иметь каждый директор школы в стране: это позволит находить лучших специалистов и приглашать их на работу из одного региона или муниципалитета в другой. Такая система должна мотивировать руководителей регионов на создание благоприятных социально-экономических условий для учителей. Когда за хорошего учителя будут бороться, сами учителя на деле ощутят рост значимости профессии в целом и своей роли в ней в частности. И авангард высококлассных специалистов прирастет.

 

— Сейчас много опасений связано с тем, что предлагаемая вами модель будет собирать различные данные, в том числе об учениках, учителях и родителях. Как планируете защищать эту информацию?

— Я хочу развеять миф о том, что мы пытаемся собирать персональные данные — это неправда.

1 июня был издан приказ об архитектуре цифровой образовательной среды, который регламентирует модель оборота данных и в котором четко прописано, что данные остаются на региональном уровне и на федеральный уровень передаваться не будут.

Информационной безопасности в целевой модели ЦОС посвящен очень важный блок. Мы совместно с Минкомсвязь России проводим сегодня масштабное обследование образовательных организаций, организуем подходы к созданию «кампусной сети», то есть набора физических и программных средств для обеспечения безусловной защиты данных, благодаря которой к данным пользователей, то есть детей, родителей, доступа из вне в принципе быть не может.

У нас в стране есть Единый портал госуслуг (ЕПГУ), на котором уже 80 млн личных кабинетов наших пользователей. И мы идем ровно по созданной дорожке.

У каждого взрослого и ученика (при желании родителей) может быть создан личный кабинет на ЕПГУ, в котором в зависимости от роли пользователя — учитель, директор школы, поставщик сервисов, родитель — можно будет получить доступ к определенным наборам сервисов и предоставлять необходимые данные: Ф. И. О., паспорт, регистрация, ИНН. Пользователь сам определяет, что делать публичным в своем цифровом профиле, а что нет, какие данные передавать во внешний ресурс или сервис, а какие нет. Поэтому никакие персональные данные императивно подниматься на федеральный уровень не будут!

#Образование

Подписка на обновления

«Информбюро 20.35» делает почтовую рассылку самых интересных публикаций один раз в неделю. Чтобы подписаться на нее, зарегистрируйтесь или войдите через свою учетную запись на платформе leader-id.ru.