03.10.2019

Павел Пушкин: «Такой объект строится в истории России и СССР впервые»

О намерениях компании «Космокурс» построить в Нижегородской области частный космодром для туристов стало известно весной. Планируется, что в 2025 году, купив билет за $200 тыс., человек сможет подняться на высоту 180–220 км и провести в невесомости 5–6 минут. На этой неделе стало известно, что под реализацию проекта необходимо 500 га земли и может потребоваться вырубка леса или расселение двух деревень. Об этапах реализации проекта и о том, кто сможет стать космическим туристом, изданию «Ъ-Приволжье» рассказал генеральный директор «Космокурса» Павел Пушкин.

— Павел Сергеевич, что такое «Космокурс» и чем занимается компания?
— «Космокурс» — это частная российская компания. Наша цель — запустить космических туристов в полет по суборбитальной траектории. Для этого надо сделать ракету и построить космодром. У нас больше 50 специалистов из ракетно-космической отрасли, которые разрабатывают ракету, аппарат, двигатель, стартовый комплекс. Строительство космодрома поможет сформировать еще и наземный туризм: люди будут платить не только за полет на ракете, но и за, так сказать, возможность прикоснуться к космосу — посмотреть на пуски ракет, испытания двигателей. По прибыли эти две вещи идентичны: денег с одного наземного туриста мы получим меньше, но общая прибыль сопоставима с той, что мы рассчитываем получить с космических туристов. Технологический туризм сейчас развивается, люди приезжают и на авиационно-космический салон «Макс», и на полигон в Кубинку (Подмосковье).

— Как появилась идея запускать туристов в космос?
— В свое время я, работая в космическом центре имени Хруничева, понял, что рынок очень маленький для классических ракет, он поделен и очень зависим от государства. Стал искать другое направление; попался под руку проект компании Virgin Galactic (США) по суборбитальному туризму. Они планировали запускать туристов на ракетоплане. Мы поняли, что за счет ракет можно сделать это дешевле, качественнее и намного интереснее для туристов. Потом оказалось, что компания Blue Origin (США) втайне разрабатывает похожий проект. Сейчас у них уже активно идут летные испытания. В этом году обе компании обещают отправить в полет первых туристов. Это достаточно новый, независимый и хороший рынок.

Если говорить про космодром, то изначально мы планировали идти на классический космодром, типа «Капустин Яр» (военный космодром в Астраханской области), но там активно работают военные. «Байконур» нам не очень подходит, потому что это дорого, далеко, непонятно, кому принадлежит, и вообще другая страна. К тому же, не хочется платить кому-то деньги за площадку, чтобы потом нам указали на дверь. И пока мы делали проект, выяснили, что удается существенно сократить площадь территории, необходимой под космодром. Тогда и появилась идея сделать частный космодром в центральной части России.

— Почему вы решили выбрать Нижегородскую область?
— Чем ближе к Москве, тем выгоднее. Нам самим ездить проще («Космокурс» является резидентом «Сколково».— “Ъ-Приволжье”), это ближе всего к людям, которые обладают капиталом и готовы приехать в российский регион, расположенный рядом с Москвой, ведь мы рассчитываем на иностранных туристов в основном. Меня часто спрашивают, откуда у россиян найдутся такие деньги на полеты (один билет на суборбитальный полет по планам компании будет стоит $200-250 тыс. — “Ъ-Приволжье”). Да ниоткуда. Россияне, по нашим подсчетам, будут составлять около 5%. По сути, проект нацелен на привлечение иностранного капитала в Россию. Нижегородская область находится на очень интересном расстоянии: это недалеко от Москвы, хорошая инфраструктура, к вам и скоростные поезда ходят. Плюс губернатору Глебу Никитину этот проект интересен — нельзя идти в область, где руководитель не заинтересован.

— Какая инфраструктура должна появиться на частном космодроме?
— Если говорить техническими словами, там должен быть построен стартовый комплекс — стартовый стол, сооружения для заправки ракеты и техническо-сборочный комплекс. Это завод, где ракета окончательно собирается, и корпус, где она готовится к пуску. Так как ракета и аппарат многоразовые, там же будет проводиться межполетное обслуживание. Естественно, еще небольшие посадочные площадки и площадка под аппарат: это просто чистое поле должно быть, чтобы можно было аккуратно сесть. Никаких особых сооружений нет, так что некоторые аэропорты масштабней выглядят.

— Объем инвестиций в проект сравнительно небольшой — 2,6 млрд руб.
— Да, но 2,6 млрд руб. — это оценочная стоимость наземной инфраструктуры. Бюджет схож с аналогичными американскими проектами, поэтому думаем, что в эти деньги мы уложимся. Проект всего комплекса будет стоить около $150 млн (9,6 млрд руб. по текущему курсу), космодром — только одна часть проекта. Потом, кроме сборочного завода на космодроме, у нас планируется построить заводы-изготовители составных частей: двигателей, баков, кресел. Скорее всего, это будет в Подмосковье, но мы готовы рассматривать возможность изготовления составных частей и в Нижегородской области.

— Кто инвестор проекта?
— Это все средства частного российского инвестора. Он не хочет называть свое имя. Проект согласован на разных уровнях в государстве. Когда мы получали лицензию в Роскосмосе, нас тоже спрашивали, кто инвестор, мы давали данные, и Роскосмос проводил проверку — все в порядке.

— В каком году вы планируете запустить проект целиком?
— Если все будет идти в графике, в следующем году мы уже будем делать огневые испытания двигателей. В 2023 году проведем на космодроме первые летные испытания, а в 2025 году должны полететь туристы. Рассчитываем, что после полного запуска проекта сможем делать около 120 полетов в год.

— Не кажутся ли вам утопичными такие сроки?
— Если работать, это реально. Если заниматься ерундой, то можно и намного дольше все делать. Часто бывает, когда мы обращаемся за какими-то услугами к отраслевой кооперации, нам начинают увеличивать сроки, стоимость работы и выдавать результат в плохом качестве. Поэтому мы многое берем на себя и делаем сами.

— Насколько безопасно размещение космодрома для местных жителей?
— На тех участках, которые мы сейчас рассматриваем, это достаточно безопасно. У всех, конечно, есть вопросы к нам, все помнят дичайшие аварии на «Байконуре», все смотрят на этот огромный космодром и делают свои выводы. Но только там около двадцати площадок, а у нас одна и маленькая аккуратная ракетка с заправкой, как у самолета. Кроме того, если мы построим космодром, это совершенно не значит, что мы начнем оттуда летать. Если мы не выполним необходимые условия по безопасности полетов, никакая ракета оттуда не взлетит. У нас практика: либо каждый пуск согласовывать в Роскосмосе, либо пакет пусков. Если вдруг Роскосмос сочтет, что мы не доказали безопасность, мы будем до посинения проводить испытания, чтобы ее обеспечить. Если мы не смогли выполнить условия, например, по уровню шума, мы либо проводим дополнительные мероприятия, допустим, устанавливаем специальные экраны, либо уходим.

— Каков план действий на ближайшее время?
— Сейчас нам предстоит пройти оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС). То есть мы должны по каждому из потенциальных участков, которые рассматриваем под строительство космодрома, обсудить все вопросы с региональными и муниципальными властями, посмотреть, какие населенные пункты находятся рядом с площадкой, где проходят коммуникации, лес, какие заповедные животные, растения, недра, памятники архитектуры, древние городища могут оказаться вблизи. После этого сформируется некая позиция, куда нам лучше идти. Потом пройдут общественные слушания, на которых жители смогут задать свои вопросы. Если возникнут проблемы, будем искать пути их решения. ОВОС как раз на то и нацелена, чтобы мы сегодня договорились обо всех условиях с жителями и регионом. Затем результаты ОВОС мы направим на госэкспертизу, что позволит нам защитить аванпроект в Роскосмосе. Если госэкспертиза и Роскосмос одобрят проект, нам выделят землю, дадут разрешение на предварительные работы. Дальше мы закажем у подрядчиков проектирование строительства основных объектов. С этими проектами мы придем в Роскосмос, там снова будет проводиться оценка для выдачи разрешения на строительство. Какие-то подготовительные работы можем начать и без их согласования — подвод коммуникаций, строительство дорог.

— А когда начнется реальное строительство основных объектов?
— Я полагаю, через несколько месяцев, может быть, полгода. Я не могу сказать точно, такой объект строится в истории России и СССР впервые. У нас все процедуры заточены под государственные объекты, и как это будет происходить в случае с частным космодромом, я не знаю. Строительство первой очереди космодрома — это комплекс испытаний двигателей — мы должны начать в следующем году.

— Кажется, раньше вы говорили, что собираетесь строить еще и спиртзавод.
— Есть такая мысль. В качестве компонентов топлива для ракеты мы используем кислород и спирт. Если кислорода полно, он дешевый, то со спиртом непростая ситуация. По закону, если мы покупаем спирт, он будет стоить раза в 2–2,5 раза дороже, чем его себестоимость, а если будем производить сами, получится дешевле. Предварительные расчеты показывают, что с какого-то этапа нам выгоднее будет построить небольшой спиртзавод, чтобы самим для себя производить спирт. Никуда на продажу он не пойдет. Думаем и о строительстве небольшого кислородно-азотного завода. Но это пока не первоочередные задачи.

#Спейснет, #космос

Подписка на обновления

«Информбюро 20.35» делает почтовую рассылку самых интересных публикаций один раз в неделю. Чтобы подписаться на нее, зарегистрируйтесь или войдите через свою учетную запись на платформе leader-id.ru.