2035: in progress > Ликбез

09.07.2020

EduNet: знания — в каждый мозг

Весной 2019 года в мировой IT-индустрии случился небольшой скандал. Обозреватель New York Times Нелли Боулерз написала, что в современном мире потребление цифровых услуг стало признаком бедности. «Вы — бедный, если ваши дети учатся онлайн, а не у офлайновых преподавателей», — заявила она.

Шум от той публикации не утих до сих пор. Многие эксперты признают, что доля справедливости в словах Боулерз есть — но только доля. Цифровизация не просто удешевляет продукты и услуги — она делает их доступнее. «Цифровизация — это не про обучение. Это про возможности», — отметил колумнист российского журнала «Вести образования» Анатолий Шперх. «Более половины [российских] школ испытывают недостаток учителей, особенно по математике, без которой все естественные науки автоматически выпадают. Онлайн-учеба дает очень многим людям шанс», — отметил в беседе с нами профессор Сколковского института науки и технологий, профессор РАН Артем Оганов. С конца декабря 2019 года по июнь 2020-го количество запросов с формулировкой «online education», по данным Google, удвоилось. На наших глазах в последние годы рождается новый рынок образовательных услуг, кардинально отличающийся от привычного, который складывался столетиями.

Вечная трансформация образования

По данным Всемирного банка, только государственные расходы на образование составляют около 4,5 % от мирового ВВП. Доля аграрного сектора, который кормит все человечество, — лишь 3 %. В 2019 году, согласно EdMarket.Digital, весь мировой рынок образования оценивался в 6,5 трлн долл. Объем российского рынка составляет 31 млрд долл. (0,5 % от мирового), а доля расходов на образование по отношению к ВВП ниже среднемировых значений: в 2019-20 гг. она составила около 0,6 %. Частный бизнес оказывает образовательных услуг примерно на 356 млрд руб. в год. 

EduNet_рисунок_1.jpg

Рисунок 1. Источник: vc.ru

Образование — это не только весомый, но и быстрорастущий сегмент мировой экономики. Эксперты EdMarket.Digital прогнозируют почти двукратный рост сектора к 2030 году. 

EduNet_рисунок_2.jpg

 Рисунок 2. Источник: EdMarket.Digital

В России среднегодовой рост составил 4–6 %. Предприниматель и основатель компании OTUS («Отус онлайн-образование») Дмитрий Волошин предполагает, что к 2023 году рынок образования России вырастет до 2,5 трлн руб., а доля частного сектора будет составлять 20 %. Быстрее всего будет расти дополнительное образование (школьное и профессиональное), а также среднее профессиональное.

Схожая динамика ожидается и на зарубежных рынках, при этом отраслевая структура мирового рынка будет выглядеть так:

EduNet_рисунок_3.jpg

Рисунок 3.

Появится новая экосистема высокотехнологичных образовательных услуг. Ее развитие подталкивают три основных фактора. Первый и наиболее заметный — появление новых технологий и новых учебных материалов. Второй — формирование новаторских подходов к обучению. Третий — изменение привычек и убеждений людей.

Жизнь предъявляет новые требования к образованию. Классическая схема ХХ века была следующей: человек оканчивает школу, получает высшее или среднее специальное образование и в дальнейшем растет профессионально на работе, иногда проходя дополнительные курсы. XXI век изменил многое. Технический директор союза «Молодые профессионалы (WorldSkills Russia)» Алексей Тымчиков в беседе с нами отмечал: «Срок появления, развития и устаревания технологий на сегодня крайне быстрый… Создается ощущение: чтобы оставаться профессионалом, надо проходить программу переподготовки чуть ли не ежемесячно». Причина этого в том, что постоянно меняется набор требуемых от ученика компетенций. Во многих отраслях (особенно в наукоемких, в промышленности) углубляется специализация, требуются работники более узкого профиля. А чтобы ими управлять, напротив, требуются менеджеры широкого профиля, умеющие комбинировать постоянно меняющиеся области знаний.

Человек становится modern learner’ом. «Современный ученик» находится в среде, где контент меняется быстро, а потребности в обучении — еще быстрее. Перед образованием возникает задача научить людей быстрому поиску и навыкам понимания найденного контента. Поисковые навыки понимания ведут к росту функциональной безграмотности — и это новый вызов для системы образования. Modern learner вынужден учиться всю жизнь — этот процесс, по словам Дмитрия Волошина, называется life-long learning. 

EduNet_рисунок_4.jpg

Рисунок 4. Источник: vc.ru

Меняется портрет и современного ученика. Раньше школьники и студенты на одних потоках имели общие социальные, экономические и возрастные характеристики, а сейчас эти границы стерты. Ученики разного возраста, пола, национальности и т. д. имеют разные запросы, у каждого свои особенности восприятия. При этом у многих учеба начинает пронизывать жизнь в прямом смысле слова. Люди учатся без отрыва от работы и отдыха. Изучают иностранные языки в обеденные часы, знакомятся с новыми проектами в приемной у стоматолога. Соответственно, резко возрастает роль мобильных гаджетов в обучении. Образование сегодня — третья по популярности категория в AppStore. В 2019 году около 47 % организаций по всему миру использовали мобильное обучение. Подход Bring Your Own Device («принеси свое собственное устройство») становится доминирующим.

В своем глобальном прогнозе EdMarket.Digital отмечает, что к 2024 году рынок мобильного обучения достигнет 70,1 млрд долл. при среднегодовом темпе роста в пределах 17–23 %.

EduNet_Рисунок_5.jpg

Рисунок 5. Источник: EdMarket.Digital

Все эти процессы меняют образование до неузнаваемости. Появляется новый рынок — в Национальной технологической инициативе (НТИ) его называют EduNet. По прогнозам экспертов, общий объем образовательных услуг на EduNet превысит к 2035 году 100 млрд долл., при этом у России есть все возможности занять не менее 4 % этого глобального рынка. Теоретически же объем экспорта образовательной продукции может достичь 20 млрд долл.

Общепринятой концепции рынка пока нет. Однако определенно можно сказать, что основой EduNet являются образовательные цифровые технологии (EdTech) и что этот рынок включает в себя систему взаимодействия между разноуровневыми компаниями, разнообразными комбинациями образовательных продуктов, системами управления образовательными институтами и процессами, включая самообразование.

EduNet возникает в результате усилий миллионов представителей системы образования по всему миру. Таким образом, будущий облик рынка зависит как от объективных факторов, так и от планов его участников, которые совместными усилиями конструируют его. В рамках НТИ создана рабочая группа Форсайта EduNet, к которой могут присоединяться желающие эксперты, преподаватели, участники рынка. 

«Разработка проекта EduNet — значимый шаг в развитии российской научно-технологической инициативы в сфере образования. На мой взгляд, в проекте учтены интересы широкого круга стейкхолдеров: государственных образовательных организаций, стартапов, крупных EdTech-компаний и, конечно, граждан Российской Федерации. Особенностью проекта EduNet является сочетание сильной экспортной стратегии и фокуса на непрерывное улучшение национальной системы образования», — отмечает руководитель Skyeng Education System Дарья Гриц.

В общем виде схему рынка EduNet можно представить так:

EduNet_рисунок_6.jpg

Рисунок 6.

Ловушка технологий

Как видно из схемы, EduNet — это не просто набор новых технологий. Гаджеты лишь создают базу, но сами по себе они не способны создать новый рынок образования. Какая разница, разделяет учителя и учеников несколько метров от парты до доски или интернет-мессенджер? Если при этом сам учебный процесс не меняется, мы получим лишь ухудшение эмоционального контакта и снижение вовлеченности учеников. «Просто транслируя онлайн-знания для аналоговой среды, мы нисколько не приближаемся к рынку EduNet, а удаляемся от него», — отмечает программный директор «Точки кипения — Екатеринбург» Лариса Малышева. Неслучайно, согласно исследованию еще 2015 года, лишь около 15 % учащихся оканчивает массовые открытые онлайн-курсы. По данным Гарвардского университета, в 2016-м у одного из международных лидеров онлайн-обучения, платформы Coursera, только 4 % студентов завершили курсы. Это средний показатель. В случае с платными курсами он несколько выше, но суть от этого не меняется.

Поэтому новый рынок EduNet — это в первую очередь новые подходы к педагогике. Например, футуролог Елена Кулешова полагает, что в школах и вузах станут внедрять проектный подход и принципы командной деятельности. При этом ученики будут решать реальные проблемы, приобретать необходимые им навыки. Такой метод работы уже активно используется в структурах НИУ ВШЭ, Череповецком университете и других учебных заведениях.

Новые подходы формируют основные сегменты рынка EduNet. Четкой границы между ними нет: один и тот же продукт может сочетать в себе элементы микрообучения, персонализированного подхода и финансовых технологий (финтеха), основываясь при этом на разработках в области искусственного интеллекта в сочетании с онлайн-образованием. Однако в каждом из сегментов представлены свои участники и соответствующие базовые решения, которые и формируют в итоге интегрированные образовательные продукты.

Сегменты рынка EduNet

Для удобства описания мы выделяем несколько основных сегментов EduNet. При этом концепция будущего рынка со временем меняется: жизнь вносит свои коррективы, так что нынешняя схема наверняка будет пересмотрена.

Микрообучение

С развитием социальных сетей и мобильных технологий люди стали потреблять все больше информации, но при этом небольшими частями. У многих просто нет времени, чтобы «выключиться» из работы и социальной жизни. Стала расти популярность микрообучения — когда большой курс делится на отрывки, проходимые на мобильных устройствах за 15 минут (иногда на урок приходится даже меньше одной минуты).

В денежном выражении рынок микрообучения пока выглядит достаточно скромно: в 2019 году его мировой объем был равен 1,5 млрд долл., зато с перспективой достигнуть 2,7 млрд долл. к 2024-му при среднегодовом темпе роста +13,2 %

EduNet_рисунок_7.jpg

Рисунок 7. Источник : EdMarket.Digital

Микрообучение активно применяется в корпоративном образовании. Хороший пример — проект канадской компании Axonify, которая разработала для корпорации Walmart программу мобильного обучения правилам производственной безопасности с интерактивными и игровыми блоками длительностью по 3–5 минут. Такой курс прошли 75 тыс. сотрудников Walmart, а число чрезвычайных происшествий среди персонала снизилось на 54 %.

В России среди компаний, специализирующихся на микрообучении, можно выделить следующие:

  • E-learningcenter — более десяти лет занимается разработкой E-learning-решений для обучения сотрудников.

  • Studyx.co — занимается трансформацией очных и онлайн-тренингов в программы микрообучения, которые можно проходить на любом устройстве.

  • SkillCup — занимается разработкой микромодульных курсов.

Геймификация

Один из важнейших показателей эффективности обучения — вовлеченность студентов, уровень концентрации их внимания. Мировая педагогика накопила богатейший арсенал приемов повышения вовлеченности. Один из характерных примеров — геймификация (использование игротехник), которая подразумевает творческий подход, увеличивает вовлеченность, дает немедленную обратную связь и возможность делиться результатами с соучениками. Важно также, что игровой подход позволяет легко отслеживать успехи учащихся.

В 2018 году рынок цифровых образовательных продуктов, построенных на игровых принципах, «стоил» 2,4 млрд долл. Ожидается, что к 2024-му он увеличится до 4,3 млрд долл. Заметим, что инвестиции в геймифицированные образовательные продукты с 2018 года в основном идут на проекты для обучения детей. 

EduNet_рисунок_8.jpg

Рисунок 8. Источник: EdMarket.Digital

Например, популярная у ребят игра Minecraft используется в школах Швеции для обучения школьников концепциям инженерно-строительного искусства. Однако есть примеры и при работе со взрослыми. Элементы игры используют такие популярные образовательные приложения, как TED-Ed, Duolingo, SoloLearn, Tinycards, Yousician — набирая баллы, проходя уровни и соревнуясь с другими пользователями, можно осваивать иностранные языки, делать первые шаги в программировании или даже овладевать навыками игры на музыкальных инструментах. Эффективность подобного подхода не вызывает сомнений — например, пользователи приложения Khan Academy, прошедшие 60 % курса по математике, улучшили результаты тестирования в 1,8 раза. Отечественный онлайн-ресурс LinguaLeo тоже использует игровые методы, что позволило ему занять очень хорошие позиции на российском рынке. Еще одна сфера применения принципов геймификации — курсы повышения квалификации. Согласно исследованию, проведенному компанией Dopamine Inc., геймификация не только делает процесс обучения увлекательным, но и улучшает способность людей усваивать материал на 40 %.

Персонализация обучения

Новые технологии поддерживают возможность «заточить» конкретный учебный продукт под конкретного потребителя. Некоторые специалисты называют такой подход индивидуализированным, некоторые — персонализированным, подчеркивая, что это не одно и то же. Главное, что в этом случае у каждого ученика появляются свои цели. Человек активно участвует в формировании учебной программы, появляется возможность выстроить личную стратегию обучения. Например, «Университет 20.35» разработал и протестировал «индивидуальные цифровые профили», которые позволяют выстроить и отследить индивидуальные образовательные траектории. При этом их фокус сконцентрирован на развитии личных компетенций, что позволяет ликвидировать упоминавшийся выше разрыв между обучением и работой. Есть примеры таких проектов и в других странах.

77 % специалистов в области обучения и развития считают, что сегодня персонализированное обучение имеет решающее значение для вовлечения сотрудников. 65 % миллениалов заявляют, что выбирают работодателя исходя из предлагаемых им возможностей для личного и профессионального развития.

Технологии оценки и развития цифровой грамотности

Далеко не все сегодняшние ученики являются «цифровыми аборигенами», использующими эти технологии с детства. К примеру, в 2017 году Еврокомиссия выяснила, что порядка 44 % европейцев не обладают базовыми цифровыми навыками, а 40 % компаний испытывают сложности при поиске специалистов в сфере информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). По данным аналитического центра НАФИ, в начале 2020 года высокий уровень цифровой грамотности отмечен лишь у 27 % россиян, а самый низкий показатель — у людей старше 55 лет: в отличие от школьников и студентов, им нужна дополнительная подготовка.

В большинстве стран мира постоянно занимаются повышением уровня цифровой грамотности граждан. Эта работа постепенно превращается в отдельный сегмент рынка. Сейчас Европа активно борется с цифровой безграмотностью, в частности с помощью реализации проекта Digital Literacy 2.0. В России в рамках нацпроекта «Цифровая экономика» был запущен проект «Кадры для цифровой экономики». С его помощью к 2021 году планируется повысить уровень всеобщей цифровой грамотности до 32 %. Самый практичный путь здесь — онлайн-курсы, предоставляющие структурированную информацию в формате микрообучения. Яркий пример — проект ЦифроваяГрамотность.рф на базе «Университета 20.35». В середине апреля 2020 года аналитический центр НАФИ запустил платформу «Цифровой гражданин», где любой желающий может бесплатно проверить свой уровень цифровой грамотности, получить персональные рекомендации по обучению и ссылки на учебные материалы.

Системы управления и принятия решений

 Использование технологий Big Data в образовании позволяет выйти на новый уровень принятия решений — причем неважно, идет ли речь об организации бизнеса, формировании образовательных программ, управленческих мерах или повышении мотивации учащихся. Тут выделяют два главных направления:

Прием, адаптация и консультация студентов

Некоторые вузы, преимущественно в США, при отборе и приеме студентов, чтобы разгрузить преподавателей и сотрудников университета, используют чат-боты, или «цифровых ассистентов». Благодаря технологиям Big Data и машинному обучению (Machine Learning) чат-боты становятся не просто набором скриптов, а полноценными собеседниками, которые в реальном времени распознают потребности пользователей. К примеру, американский Georgia Institute of Technology успешно внедрил чат-бот в качестве преподавателя, который помог более чем 300 студентам PhD-программы по искусственному интеллекту. При этом молодые люди до конца эксперимента не понимали, что общаются с «машиной». AdmitHub из США разработал чат-бот, который консультирует абитуриентов по вопросам поступления в университет и рассказывает об условиях оплаты за учебу.

Оценка образовательного процесса

Большие данные позволяют хранить полную детализацию учебных протоколов для каждого учащегося. Этот массив можно использовать для разработки индивидуальных учебных планов, отслеживать продуктивность конкретного студента, а также оперативно реагировать на изменения учебного процесса. Здесь этот сегмент рынка пересекается с персонализированным обучением.

Американская образовательная платформа Stellic предлагает решения по автоматизации учебного процесса. Стартап, созданный на базе Университета Карнеги — Меллона, на основе индивидуальных запросов и целей составляет набор курсов и программ, идеально отвечающий потребностям и целям каждого студента. Российский центр EdCrunch University НИТУ «МИСиС» в августе 2019 года сообщил о начале тестирования отечественного сервиса по оценке успеваемости студентов. Создатели проекта заявляют, что искусственный интеллект, который, в отличие от преподавателя, свободен от субъективизма, позволит качественно и непредвзято оценивать работу учащегося.

Финансовые технологии в образовании

Одно из преимуществ цифровых технологий в образовании — их более низкая стоимость по сравнению с традиционными услугами. Нет нужды платить за содержание университетских зданий, общежитий, за проезд иностранных преподавателей. Размер аудитории, в которой проводятся лекции, тоже больше не ограничен физическими размерами зала. Это важно, поскольку большая часть населения планеты не может позволить себе ничего, кроме базового образования. Даже США приходится иметь дело с огромным пулом студенческих долгов в размере 1,3 трлн долл. (по состоянию на 2017 год). Цифровые технологии берутся и за эту проблему. Финтех дает доступ к альтернативным источникам финансирования как для студентов, так и для тех, кто проходит поствузовское обучение. Среди платформ для альтернативного финансирования можно отметить CommonBond, Sofi, Credible и Earnest. Они дают возможность получить средства, рефинансировать или консолидировать студенческие займы с помощью внешних пулов инвесторов и венчурного капитала.

Новым словом в сфере студенческих кредитов могут стать краудфандинг, социальные облигации и схемы погашения ссуд на основе дохода — все это можно реализовать с применением финтех-решений. В России образовательные онлайн-платформы GeekBrains и Skillbox в партнерстве с банками предлагают схемы экспресс-кредитования.

Еще одно перспективное направление — инструменты для управления образовательными процессами в отдельных регионах. Например, компания Allovue предоставляет решения по составлению бюджета школьных округов в США, а платформа ClassWallet реализует менеджмент закупок. Такие инновации позволяют децентрализовать процесс управления учебными заведениями и сместить центр принятия решений на уровень отдельного класса или факультета для более адекватного учета потребностей школьников и студентов.

Самое востребованное направление финтеха в EduNet — взаиморасчеты. Как известно, международные переводы (не только в России, но и во многих других странах) подлежат строгому регулированию, что значительно усложняет процедуру оплаты обучения для международных студентов. Финтех предлагает альтернативу привычным банковским переводам, минимизируя стоимость транзакций и упрощая их оформление. В Китае такое решение на протяжении последних шести лет успешно реализуется финтех-стартапом Easy Transfer, оборот транзакций которого в 2019 году составил 776 млн долл. США.

Сквозные технологии

EduNet — это прежде всего новые подходы к обучению, однако базируются они на новых технологических решениях. В правой части схемы EduNet вы можете видеть перечень сквозных технологий, которые пронизывают новые рынки (перечень смежных с EduNet рынков можно увидеть в левой части таблицы).

Совокупность новых технологий и устройств, применяемых в образовании, часто называют EdTech: на него приходится до 4 % от совокупного объема всего оборота рынка образования, и эта доля растет. Лидируют тут компании из США, также сильны позиции организаций из Юго-Восточной Азии. В числе самых заметных игроков в международном масштабе можно назвать VIPKid, 17zuoye, Byju’s, Yuanfudao, Udemy, Age of Learning, iTutorGroup, Udacity, Coursera и HuJiang. Все эти компании являются яркими представителями вышеуказанных рынков.

На российском EdTech-рынке крупнейшими игроками являются Skyeng, «Нетология-групп», iSpring, Maximum Education и «Умней».

EdTech нравится инвесторам. «Несмотря на то, что 2018 год стал знаменательным для глобальных инвестиций в технологии обучения, когда их общий объем достиг невероятных 16,34 млрд долл., он бледнеет по сравнению с инвестиционными моделями 2019 года», — отмечал Сэм С. Адкинс, главный аналитик компании Metaari, по оценке которой, в 2019-м сектор привлек 18,66 млрд долл.

Из общей суммы вложений 2019 года на венчурные инвестиции пришлось 7 млрд долл. (в 2010 году их было 0,5 млрд долл.). Из них 312 млн долл. в 2019-м достались 13 компаниям по электронному обучению — этот показатель упал по сравнению с 2018-м (398,5 млн долл.) и 2017-м (416 млн долл.). Зато с 2,89 млрд в 2018-м почти на миллиард долларов выросли инвестиции в EdTech-разработки на основе искусственного интеллекта. Также с 1,96 до 2,97 млрд долл. выросли вложения в компании, занятые мобильным обучением.

Наиболее привлекательным для инвесторов в 2019 году стал рынок Китая: инвестиции в EdTech КНР составили около 3,9 млрд долл.

Эксперты прогнозируют троекратный рост венчурных инвестиций в мире в течение следующего десятилетия.

EduNet_Рисунок_9.jpg

Рисунок 9. Источник: EdMarket.Digital

Распределение среди сегментов рынка прогнозируется следующее:

EduNet_рисунок_10.jpg

Рисунок 10. Источник: https://www.toptal.com/finance/market-research-analysts/edtech-trends-2020

Среди основных технологий EdTech, значимых для рынка EduNet, можно выделить следующие:

Онлайн-образование

Считается, что первым полномасштабным образовательным онлайн-проектом стала инициатива OpenCourseWare. В 2001 году ее запустил Массачусетский технологический институт, открывший доступ к ряду своих учебных программ для всех желающих.

Сегодня в мире насчитывается более 11 тыс. популярных открытых образовательных программ, занятия в рамках которых посетили более 20 млн слушателей. Объем рынка онлайн-образования на 2019 год оценивался от 50 до 205 млрд долл. (по оценке Global Market Insights). При этом 53 % рынка пришлось на США, еще 22 % — на страны Азии, 16 % — на Евросоюз. К 2023-му объем мирового рынка онлайн-образования может превысить 282 млрд долл. при среднегодовых темпах роста на уровне 7–10 %. По итогам 2019 года этот показатель составлял 205 млрд долл.

 EduNet_рисунок_11.jpg

Рисунок 11. Источник: EdMarket.Digital

Хотя сейчас в этом сегменте лидируют США, наиболее благоприятные перспективы роста у стран Азиатско-Тихоокеанского региона. По прогнозу экспертов, в период с 2019 по 2024 г. рост CAGR там составит +19,40 % против +10,26 % в среднем по миру. При этом, как отмечают в Navitas, крупнейшие игроки в сфере онлайн-образования в Китае в основном сосредоточены на школьном образовании и обучении английскому языку. Для сравнения: большинство крупных американских образовательных сервисов стремятся к глобальной экспансии и фокусируются на life-long learning и высшем образовании.

Если говорить о российском B2C-рынке, то по итогам 2019 года его объем достиг 38,5 млрд руб. при среднегодовых темпах роста на уровне 20 %. Эксперты сервиса «Яндекс.Кассы» и «Нетологии» оценивают прошлогодний рост более чем в 60 %. Половину рынка занимает дополнительное образование для взрослых. Самые популярные продукты — иностранные языки, маркетинг и реклама, IT, дизайн, менеджмент.

Эксперты прогнозируют, что к концу 2023 года объем рынка может превысить отметку в 60 млрд руб. в год при среднегодовых темпах роста на уровне 12–15%.

С августа 2017-го по октябрь 2019-го в российском сегменте онлайн-образования было зафиксировано 45 публичных сделок. Однако достоверно известен размер лишь 33 сделок на общую сумму 55 млн долл. Девять сделок прошли с участием иностранных инвесторов.

Среди крупных отечественных инвесторов в сегмент отметим «Яндекс», который в марте 2020 года объявил о создании первой платформы для полноценного дистанционного обучения (проект «Яндекс.Учебник») стоимостью 200 млн руб. Среди других крупных сделок последних лет можно отметить покупку «Севергрупп» 40 % акций проекта «Нетология-групп» в 2017 году, приобретение Mail.ru Group 11,7 % акций компании «Алгоритмика», а в 2019-м — 60,3 % доли в онлайн-платформе Skillbox.

На российском рынке онлайн-образования наиболее заметными являются компании Skyeng, «Нетология-групп», iSpring, Maximum Education, «Умней», Skillbox, «Учи.ру», «Дневник.ру», GeekBrains, GetCourse, Mirapolis, «Инфоурок», City Business School, LinguaLeo и Puzzle English. При этом некоторые российские компании в этой сфере уже предлагают свои услуги на зарубежных рынках и в странах СНГ. Среди них можно отметить следующие:

  • «Алгоритмика» (более 18 стран присутствия, включая Австралию, Индию, Китай, Мексику, США и Эквадор);

  • «Учи.ру» (действует на крупных EdTech-рынках, в том числе в Бразилии, Индии, Канаде, Китае и США);

  • Puzzle English (в международной экспансии ориентируется на испаноговорящие и франкоговорящие страны);

  • StudyFree (выходит в основном на развивающиеся рынки Азии, Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки);

  • «Яндекс.Практикум» (вскоре после своего открытия в 2019 году сервис вышел на американский рынок).

Наибольшей популярностью среди инвесторов пользуются проекты, рассчитанные на экспорт образования. Соруководитель рабочей группы Кружкового движения НТИ Дмитрий Земцов видит наибольший экспортный потенциал у игроков, предлагающих:

При этом не все стремятся к прямой монетизации онлайн-образования. Многие вузы запустили бесплатные онлайн-курсы. В их числе — МГУ, МИФИ, МГТУ, Уральский федеральный университет, МИИТ, Тюменский госуниверситет и другие, всего свыше 630 курсов. Подобрать нужные программы университетам и частным лицам помогают такие проекты, как https://steps.2035.university/ или https://edcrunch.ru.

Нужно подчеркнуть, что EduNet и EdTech необязательно подразумевают использование онлайн-технологий. Как отмечалось выше, механический перенос учебного процесса в Интернет еще не создает новый рынок. Цифровой антрополог КБ «Стрелка» Дарья Радченко отмечала, что дистанционное образование в России «обречено» шагнуть вперед, и особенно это касается интерактивных сервисов, но полностью перевести учебный процесс в онлайн не удастся. Характерно, что президент России Владимир Путин счел разговоры о полном уходе в онлайн провокацией. «“Цифра”, телекоммуникации открывают колоссальные возможности, вы это все хорошо знаете. Но, конечно же, они не заменят живого общения учителя и ученика, творческой, командной, товарищеской среды школ, вуза, колледжа», — пояснил он.

Искусственный интеллект

Системы искусственного интеллекта (ИИ) претендуют на то, чтобы стать технологическим лидером в образовательном процессе. ИИ может подсказать преподавателю, каким образом студенту проще и удобнее усваивать информацию — одни предпочитают задания по чтению, в то время как другие учатся лучше, слушая лекции или просматривая видео. Например, продукт MATHiaU от американского поставщика учебных программ Carnegie Learning используют для помощи студентам, которым тяжело даются математические дисциплины. Такая система позволяет преподавателю адаптировать учебный процесс под каждого учащегося.

В 2015–2018 гг. расходы на использование ИИ в образовании росли стремительнее, чем траты на любую другую технологию в этой области, увеличившись с 0,8 до 6,1 млрд долл. Согласно исследованию Horizon Report, 2019-2020 годы должны стать поворотными с точки зрения внедрения ИИ в систему высшего образования. В конце февраля 2020-го стало известно, что в России изучение ИИ включат в школьную программу. В 2021 году дисциплину апробируют в 1 % школ, а к концу 2024-го ее планируют внедрить в 50 % общеобразовательных учреждений.

Виртуальная и дополненная реальности (VR и AR)

Это уже знакомые многим, но все еще малоосвоенные в образовании технологии. Они позволяют учащимся погрузиться в учебный процесс в прямом смысле слова с головой. Например, нидерландская компания VR Owl разработала платформу TeachVR, которую можно использовать для создания виртуальных уроков по биологии, истории и географии. Google с помощью своих «экспедиций» позволяет учителям проводить виртуальные туры по пирамидам Гизы, а также применять AR, чтобы, например, «поместить» астероид прямо в класс.

На базе Дальневосточного федерального университета при участии компаний Modum Lab и STEM-Games прошел один из первых в России экспериментов по VR в образовании. Президент Modum Lab Дмитрий Кириллов отмечает, что 2019 год стал переломным для развития VR/AR в российском образовании. «Мы готовили к ОГЭ по физике школьников из Москвы и Владивостока с помощью VR и сравнили их результаты с результатами тех сверстников из параллели, кто готовился к экзамену традиционными методами, — рассказывает он. — Проект проводился совместно с Центром НТИ. Оказалось, что результаты тех, кто занимался с помощью VR, в среднем на 13 % выше».

В 2019/20 учебном году в рамках нацпроекта «Образование» 2000 сельских школ в 50 регионах России получат оборудование для создания VR-классов, а к 2024 году в российских школах будет уже порядка 16 000 таких классов. Внедрение технологий виртуальной и дополненной реальности в образовательный процесс предусмотрено и нацпроектом «Цифровая экономика».

Президент НТС Vive по России, СНГ, странам Балтии и Израилю Андрей Кормильцев отмечает, что, по данным последних исследований, при использовании VR в обучении был зафиксирован 20%-й рост концентрации внимания учащихся при росте переключаемости и восприятия информации на 15 %.

Нейрофизиологические технологии

В отличие от виртуальной реальности, прикладные решения в области нейрофизиологии пока остаются, скорее, перспективными. Однако их широкомасштабное внедрение уже не за горами, особенно в таких направлениях, как онлайн-обучение, life-long learning и смешанное обучение (VR- и AR-технологии). В перспективе каждый учащийся может стать потенциальным пользователем нейротехнологических устройств, контролирующих эмоциональное состояние учеников в классе (например, при неинвазивной регистрации биоэлектрической активности нейронов с помощью гаджета «нейрокепка» (система контроля бодрствования) или нейрогарнитуры NeuroPlay). Другие системы должны усилить когнитивные способности: например, российская разработка Brainstorm претендует на активацию зон мозга, ответственных за память, реакцию, концентрацию внимания и может применяться в домашних условиях.

Также нейротехнологии могут оказать содействие в определении способностей человека в раннем возрасте с помощью так называемой нейродиагностики. В 2018 году российская компания «Брейн Девелопмент» запатентовала цифровой образовательный комплекс «Юный нейрофизиолог-инженер». По словам разработчиков, комплекс позволит детям старше 12 лет попробовать себя в разных профессиях — от медика до программиста — и понять, что им интереснее.

Через тернии — к знаниям

Рост использования нейротехнологий в образовании может поделить общество на тех, кто выступает за применение последних достижений в этой сфере, и тех, кто относится к «технологизации природы человека» с опаской. Еще несколько лет назад группа европейских ученых подняла вопрос об этической стороне использования нейротехнологий и необходимости защиты «свободы мысли» от недобросовестного вмешательства. И это лишь единичный пример барьера, стоящего на пути нового рынка. Есть и другие. Говоря об отечественном образовании, можно выделить следующие:

Низкая вовлеченность частных инвесторов

За 2018–2020 годы российское онлайн-образование привлекло около 80 млн долл. — примерно 16 % от объема рынка, который оценивался на 2019 год примерно в 520 млн долл. И это на быстрорастущем и перспективном рынке! Частично это связано с тем, что традиционно самыми привлекательными для инвестиций в РФ остаются сырьедобывающие отрасли. Кроме того, как указывалось выше, в России инвесторы предпочитают вкладываться в компании, ориентированные на экспорт образовательных услуг, которые в настоящее время сталкиваются с рядом ограничений из-за геополитической обстановки.

Дефицит кадров

Рост количества онлайн-сервисов в образовательной сфере опережает рост числа подготовленных преподавателей, методистов, продюсеров онлайн-курсов и менеджеров — специалистов, знакомых со спецификой преподавания в удаленном формате. Как следствие, часто эти функции выполняют кадры «из традиционного образования», которые не учитывают специфику онлайн-методик или вообще не являются профессионалами в педагогической сфере.

Зарегулированность системы

Особенности законодательства приводят к высокому уровню бюрократизации в образовании. По мнению ряда экспертов (например, из журнала «Перспективы науки и образования»), это создает неблагоприятные условия для развития науки и модернизации этой сферы в целом. Ярким примером становится неравенство образовательных онлайн-платформ и традиционных институтов с точки зрения закона, несмотря на стремительный рост популярности первых.

Неравная степень доступности технологий

По данным российской ассоциации электронных коммуникаций, около трети россиян не имеет доступа к Интернету или не использует его. Ситуация осложняется неразвитостью инфраструктуры, причем даже необязательно в действительно удаленных районах страны. Широкую огласку получил кейс, когда около 400 школьников из отдаленных сел Большого Сочи из-за отсутствия доступа к сети Интернет были вынуждены в период пандемии коронавируса пользоваться обыкновенной почтой для получения школьных заданий.

Неподготовленность преподавательского состава и учебных материалов

В 2019 году ВШЭ провела исследование, показавшее, что преподаватели с ученой степенью оценивают свой уровень владения дистанционными технологиями в среднем на 3,2 балла из пяти. При этом каждый четвертый ни разу не применял дистанционные сервисы видеосвязи в своей профессиональной деятельности на протяжении последних трех лет. Помимо этого, педагогам приходится буквально изобретать методы контроля посещаемости и способы подачи учебного материала, так как никаких руководств у них нет.

Низкий процент успешного прохождения онлайн-курсов

К каким бы изощренным методам управления вниманием ни прибегали современные образовательные платформы, онлайн-образование по-прежнему отстает от традиционных форм обучения по степени погружения в учебный процесс. При этом, согласно опросам, российские студенты довольно консервативны и не воспринимают цифровое образование как равноценную альтернативу традиционному.

Среди других факторов, сдерживающих рост новых образовательных проектов, эксперты отмечают:

  • Недостаточную интеграцию в образовательную систему;

  • Плохой пользовательский опыт и слабое вовлечение пользователей в разработку продукта;

  • Недостаток финансирования, настойчивости и правильных бизнес-моделей;

  • Отсутствие уникальности и стремления «менять правила игры» со стороны бизнеса;

  • Сложность масштабирования с местного уровня;

  • Нехватка качественных исследований в сфере образовательных технологий;

  • Отсутствие эффективных сетевых массовых коммуникаций с инвесторами, стартапами, акселераторами, конкурсами, венчурными компаниями, лидерами мнений, медийными каналами;

  • Недостаточность практики международного ведения бизнеса.

Работа над барьерами

Можно видеть, что большинство приведенных барьеров достаточно серьезные. Позитивная динамика развития EdTech и EduNet показывает, что они не являются непреодолимыми, но все же их устранение дало бы образованию новые возможности.

Можно считать, что «расшивка узких мест» — процесс медленный, но неизбежный. Еще десять лет назад онлайн-обучение было достаточно экзотической услугой. Сегодня же сложно найти менеджера среднего, а тем более высшего звена, ни разу не соприкасавшегося с обучением через Интернет. С другой стороны, каждый упущенный день — это отставание от конкурентов и недополученная прибыль. Поэтому устранением барьеров активно заняты как отдельные участники рынка, так и целые сообщества. Например, в попытке найти выход из кадрового кризиса некоторые организации, к примеру, EdMarket и School of Education, начали готовить кадры самостоятельно. Частные компании присоединяются к программам развития цифровой грамотности — например, к проекту ЦифроваяГрамотность.рф. Системную работу по развитию новых технологий ведут образовательные центры, созданные на базе вузов: например, основанный НИТУ «МИСиС» Центр компетенций EdCrunch University. По сути, это коллаборация, объединяющая разработчиков, маркетологов и продюсеров образовательных онлайн-продуктов.

Особую роль в развитии EduNet должна сыграть рабочая группа по развитию рынка, созданная при АНО «Платформа НТИ». С лета 2020 года она ведет работу над определением концепции рынка и разработкой дорожной карты. В нее войдут практические шаги, которые должны ускорить развитие EduNet и поддержать российские проекты в этой области. Документ будет вынесен на рассмотрение Правительства РФ. Все эксперты, бизнесмены и преподаватели, заинтересованные в развитии рынка EduNet и успехе своих проектов, могут присоединяться к его работе с помощью ресурса https://nti2035.ru/nti_new/.


Выражаем особую благодарность за помощь в подготовке материала:

  • Программному директору «Точки кипения — Екатеринбург» и директору бизнес-школы Уральского Федерального Университета, профессору, д. э. н. Ларисе Малышевой;
  • Директору Центра EdCrunch University НИТУ «МИСиС» Нурлану Киясову;
  • Проектному менеджеру АНО «Университет 2035», дата-журналисту, писателю, футурологу Елене Кулешовой.

 

#НТИ2035, #EduNet

Мероприятия НТИ

Подписка на обновления

«Информбюро 20.35» делает почтовую рассылку самых интересных публикаций один раз в неделю. Чтобы подписаться на нее, зарегистрируйтесь или войдите через свою учетную запись на платформе leader-id.ru.